Метки для сказок

Волшебные сказки

Злая жена

Муж с женой года четыре жил, двоих детей нажил. Ну до того жена злая была, каждый день мужа била. Думал-думал муж: «Вот правда пословица: жениться не напасть, да как бы женатому не пропасть!» Думал-думал: «Дай я ее утоплю в речке, в Антошкиной. Крути». Вот он говорит: «Баба, пойдем с тобой на речку рыбу ловить!» Как она зашумит на него: «Ах ты, такой-сякой! Люди покос косят, а ты рыбу ловить!

Молодой жене наука

Жил-был богатый купец. Вот он поезжает торговать за границу. И спрашивает у своей, молодой жены: «Что тебе, хозяйка, гостинца привезти?» — «У меня всего вдоволь, а хочешь меня потешить, привези мне диво дивное». — «Хорошо», — говорит. И уехал. А у этой хозяйки был друг-любовник, молодой прика-щик. Они только и ждали, когда купец уедет, чтоб слюбиться. Она для того и наказала диво дивное, чтоб он подольше искал да домой не приворачивал.

Кум

Жил-был старичок. До того добился, что ему уже питаться нечем стало. И пошел он на 30 верст на такое озеро рыбачить. Исправил он на этом озере себе балаган земляной, и в этот балаган он перевез жену и детей. После этого он дал клятву, что если я на себя (каждый день) не заужу рыбу, то не буду я есть: день буду удить, а ночью богу молиться. Он не зауживал на себя, только зауживал на жену и на детей.

Ангел

Родила баба двойню. И посылает бог ангела вынуть из нее душу. Ангел прилетел к бабе; жалко ему стало двух малых младенцев, не вынул он души из бабы и полетел назад к богу. «Что, вынул душу?» — спрашивает его господь. «Нет, господи!» — «Что ж так?» Ангел сказал: «У той бабы, господи, есть два малых младенца; чем же они станут питаться?» Бог взял жезло, ударил в камень и разбил его надвое.

Правда на море не тонет

Жили три брата, разделились. Большой брат помер, после его остался на возрасте сын. Сидели они в лавочке; стал он глупостями заниматься: по девкам похаживать. Дядья на кораблях в море торговать ездили; сноха и говорит им: «Возьмите племянника, что он без дела шатается». Те взяли и поехали в море. Только ехали, ехали и заспорили. Племянник говорит, что правда и на море не тонет, и в огне не горит, а дядья говорят, что кривдой жить лучше.

Пиво и хлеб

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был богатой крестьянин; много у него было и денег, и хлеба. И давал он по всей деревне бедным мужичкам взаймы: деньги давал из процентов, а коли даст хлеба, то весь сполна возвратит на лето, да сверх того за каждый четверик два дня ему проработай на поле. Вот раз случилось: подходит храмовой праздник, и стали мужички варить к празднику пиво...

Пречистая Дева

Жил-был мужик; до того обеднял, что остался у него один сундук, и тот порожний. «Что теперь делать? — держит он в уме. — Есть нечего, купить не на что! Кажись, родную б дочь свою продал, да кому ее надобно?» Только подумал, как вдруг входит в избу Пречистая Дева и говорит: «Здравствуй, мужичок! Продай мне свою дочь». — «Что за диво! — подумал мужик. — Еще ни слова не говорил, а уж ей ведомо!

Христов братец

Один старик, умирая, завещал своему сыну, чтобы он не забывал нищих. Вот на Светлый день собрался он в церковь и взял с собой красных яиц христосоваться с нищией братией, хоть и крепко забранилась на него мать, — а была она злая, к бедным немилостивая. В церкви недостало ему одного яйца: оставался еще один срамной нищий, и позвал его парень на дом к себе разговеться. Как увидала мать нищего, больно осерчала...

Как купцов сын у Господа в гостях был

Жил-был именитый купец, и у него был один-разъединый сын. Купец помер, осталась одна купчиха, и так она нищих братию не любила — никогда в комнату к себе не пускала. А сын был эдакий добродушный и нищую братию принимал; примет и напоит, накормит. И сделала эта купчиха поминки, и созвала несколько разных лиц — купцов и дворян, и сын ея превеличающий сделал стол и созвал пищу братию и потчевать нищу братию наипаче всех гостей.

Меньшой брат

Был-жил купец с купчихою — обе скупы и к нищим немилостивы. Был у них сын, и задумали они его женить. Сосватали невесту и сыграли свадьбу. «Послушай, друг! — говорит молодая мужу. — От свадьбы нашей осталось много напеченного и наваренного; прикажи все это скласть на воз и развести по бедным: пусть кушают за наше здоровье». Купеческий сын сейчас позвал прикащика и все, что от пира осталось, велел раздать нищим.

Бедная вдова

Давно было — странствовали по земле Христос с двенадцатью апостолами. Шли они раз как бы простые люди, и признать нельзя было, что это Христос и апостолы. Вот пришли они в одну деревню и попросились на ночлег к богатому мужику1. Богатый мужик их не пустил: «Вот там живет вдова, она нищих пускает; ступайте к ней». Попросились они ночевать у вдовы, а вдова была бедная, пребеднющая! Ничего-то у ней не было...

Петр, Павел и Бог

Вот Бог берет с собой Петра и Павла: «Пойдем, — говорит, — по земле проповедовать». Они и пошли. Идут дорогой. Парень молодой косит сено и очень старается. Они говорят: «Помогай Бог?» — «Спасибо». Бог и спрашивает: «И скажи, молодой человек, эта дорога в такую-то деревню?» — «Эта, — говорит. — Но можно вам пройти поближе в эту деревню. Но только там будет немножко грязновато. — И показывает рукой»...

Чудо на мельнице

Когда-то пришел Христос в худой нищенской одежде на мельницу и стал просить у мельника святую милостыньку. Мельник осерчал: «Ступай, ступай отселева с богом! Много вас таскается, всех не накормишь!» Так-таки ничего и не дал. На ту пору случилось — мужичок привез на мельницу смолотить небольшой мешок ржи, увидал нищего и сжалился: «Подь сюды, я тебе дам». И стал отсыпать ему из мешка хлеба...

Чудесная молотьба

Раз как-то принял на себя Христос вид старичка-нищего и шел через деревню с двумя апостолами. Время было позднее, к ночи; стал он проситься у богатого мужика: «Пусти, мужичок, нас переночевать». А мужик-ат богатый говорит: «Много вас попрошаек здесь таскается] Что слоняетесь-та по чужим дворам? Только, чай, и умеете, а небось не работаете...» И отказал наотрез. «Мы и то идем на работу, — говорят странники...

Разбогатевший мужик и нищие

Жил один очень бедный мужик. Как он ни трудится, как ни работает целые дни, не может разбогатеть. И стал он молиться богу и просить богатства, обещаясь при этом, если только разбогатеет, подавать каждому нищему по полухлеба. Господь услышал его молитву, и мужик вскоре зажил богато, всего у него стало вдоволь. Однажды пришли к нему под окно двое нищих.

Иван Милостивой и мужик

В одну зимнюю ненастную ночь шел по дороге Иван Милостивой с двенадцатью апостолами. В поле ночевать было холодно, они и постучались к одному мужику: «Пусти обогреться!» Мужик сначала не хотел пускать их, да потом согласился и пустил с условием, чтобы завтра чуть свет обмолотили ему три копны ржи. Наутро хозяин толкнул Ивана Милостивого, а он вместе с апостолами лежал на полу: «Пора молотить, собирайтеся!»

Илья-пророк и стрелец

Жил-был стрелец и пошел раз на озеро, а Илья-пророк навел на озеро громовую тучу, гремит. Укрылся стрелец от грозы в кусты и видит, что человечья голова из яоды то покажется, то спрячется; как только молонья сверкнет — она и под воду. Гром ударит в это место, а убить не убьет (в воде-то). «Что это, — думает, — за человек? Дай-ка я выстрелю». Выпалил, и всплыл на воду мертвец. Стрелец испугался, что человека убил, и драла.

Илья-пророк и Никола

Давно было; жил-был мужик. Николин день завсегда почитал, а в Ильин нет-нет да и работать станет; Николе-угоднику и молебен отслужит, и свечку поставит, а про Илью-пророка и думать забыл. Вот раз как-то идет Илья-пророк с Николаем полем этого самбто мужика; идут они да смотрят — на ниве зеленя стоят такие славные, что душа ни нарадуется. «Вот будет урожай так урожай! — говорит Никола.

Кузнец и Миколай-угодник

Хорош больно был для миру кузнец: в кузнице работал, за работу ни с кого не брал, кто что даст только. И узнавали его бедны люди, и чужестранные стали ездить. Миколай-угодник пришел исповедоваться: «Что, — говорит, — кузнец, как ты работать, за какую работу что берешь?» — «Кто чего даст». — «Какая это твоя работа! Пойдем со мной: я лекарь. Пойдем народ лечить; денег больше добьемся». Пошли.

Микола Милостливый

Вот Микола живет на земле и творит добрые дела и чудеса великие. Господу каждый день и докладывают у обедни на небесах о делах Миколы, а Михаила Архангел и Егорий находятся при господе и слышат, что Миколе больше почету и на земле и на небе, хотя их бог тоже почитает, как и Миколу. И слышат: ему па земле два престола, а у них по одному. Вот Михаила Архангел и говорит Егору-то Храброму...

Поп и Николай Чудотворец

Жил-был поп. У попа была жена да йочь. Нанял он работйика, а работник с поповой дочкой слюбился, она его сметанкой и покармливает. Попадья дозналась, что сметана пропадает, а куда — не догадывается; попу и говорит: «Что-то, бачко, сметана теряется!» — «Попадья, накопи ведерко, я в церковь снесу, Миколе на сохраненье поставлю; вот там никто не съест!» Накопила ведерко, поп сйес в церковь, поставил перед иконой Миколы-святителя.

Никола-угодник и купеческий сын

В некоем царстве жил-был богатой мужик; жадность и скупость совсем одолели его: если кому и давал он взаймы деньги, то всегда под заклад и за боль шие проценты. В том же царстве жил-был бедной мужик; кроме жены да семерых детей ничего у него не было. Долго перебивался он кое-как и добывал себе и ребятишкам дневное пропитание; а там пришло такое время — хоть зубы на полку клади: три дня без еды сидел. Как быть?

Десятикопеечная свечка

Один мужичок дожил до такой бедности, что не на что было купить хлеба. И взмолился он Ниг-колаю Чудотворцу: «Николай Чудотворец! Пойду я от бедности красть к богачу, а ты спаси меня! Если не попадусь, так рублевую свечку поставлю тебе». Приходит бедняк к богачу, вошел в клеть, взял деньги и стал выходить вон, да нечаянно задел ногою за что-то — загремело, застучало, зажгли свет!

Превеликая змея

Жили два шабра-охотника, и ходили они за охотой. Идут дремучим лесом, глухою тропочкой; повстречался им старичок-святитель Никола. Они его не узнали и за человека посчитали. И говорит он им: «Не ходите этой тропочкой, охотнички!» — «А что, дедушка?» — «Тут, други, через эту тропочку лежит превеликая змея, и нельзя ни пройти, ни проехать». — «Спасибо тебе, дедушка, что нас от смерти отвел!»

Чудесное богатство

Жил-был бедный мужик. Работал, на дороге щебень бил. Что выработает, то и пропьет: всех, сколь есть, напоит вином, потому что был доброй души. Однажды идет он в кабак — стоит старичок у кабака. Он говорит ему: «Пойдем, дедушка, выпьем!» — «Нет, — говорит, — иди пей один». Ну, однако ж, он не отступился, увел. И напоил его, угостил. А был то Николай-чудотворец.

Касьян и Никола

Раз в осеннюю пору увязил мужик воз на дороге. Знамо, какия у нас дороги; а тут еще случилось осенью — так и говорить нечего! Мимо идет Касьян-угодник. Мужик не узнал его и давай просить: «Помоги, родимой, воз вытащить!» — «Поди ты! — сказал ему Касьян-угодник. — Есть мне когда с вами валяндать-ся!» Да и пошел своею дорогою. Немного спустя идет тут же Никола-угодник. «Батюшка, — завопил опять мужик, батюшка!

Нестерка

Жил-был Нестерка. У него была детей шестерка. Воровать боялся, милостыню просить сты дился. Раньше барщина была. Три дня надо было барину работать со своими харчами. Жил Нестерка только своим праведным трудом, как Богатырь. От барина никогда без спросу не уходил. Все добросовестно делал. Задумался Нестерка: «Каким ремеслом прикажет мне бог жить?» Взял в котомочку хлеба и пошел.

Царь и нищий

Был-жил некий царь, ко всем ласковый, к нищим милостивый. Раз на праздник Светлого Воскресения послал он своего слугу на перекресток: «Кто ни пройдет — всякого проси со мной разговеться». Долго стоял слуга на перекрестке, не проходило ни одного странника; подождал еще немного и видит: тащится нищий — весь в гнойных ранах. Взял его с собою и привел во дворец.

Смерть грешника

Жил в лесу труженик, тридцать лет трудился он богу, и сколько ни старалась нечистая сила — никак не могла его смутить. Стали черти промеж себя думать, чтобы такое ему сделать; думали-думали и вот так ухитрились. Оборотился один нечистый странником и пошел мимо кельи труженика, а другой ему навстречу, напал на него, словно разбойник, и давай душить. Труженик услыхал шум и крики, схватил топор и бросился на помощь...

Пустынник и черт

Жил пустынник в таком месте, куда никто и не заходил, спасался целых тридцать лет. До того дошло, что ничего не стал есть — одним святым духом сыт. Стало это черту не по мысли, надумал он его соблазнить. Прикинулся стариком нищим, пришел и стал проситься ночевать. Тот пустил. Вот черт пожался: «У тебя, — говорит, — пустынник, что-то холодно, разведи хоть огонька». Развели. Потом вытащил мясо из сумы.

Пустынник и дьявол

Трудился труженик в пустыне тридцать лет. Вот дьявол следил его сомустить как бы нибудь. Нет, ни так, ни сяк он его не уловит. И выдумал этот дьявол вроде скуки подкинуть к нему двоих юношев: мальчика и девочку. Ночным бытом и в саму глухую полуночь встал старец богу помолиться, за грехи за свои потрудиться и слушает ночным бытом: детских два голоса плачут у двери его. Оградясь крестом, он думает: «Боже милостливый!»

Женитьба пустынника

Был пустынник, молился тридцать лет богу: мимо его часто пробегали беси. Один из них, хромой, отставал далеко от своих товарищей. Пустынник остановил хромого и спросил: «Куда вы, беси, бегаете?» Хромой сказал: «Мы бегаем к царю на обед». — «Когда побежишь назад, принеси мне солонку от царя, тогда я поверю, что вы там обедаете». Он принес солоницу. Пустынник сказал: «Когда побежишь опять к царю обедать, забеги ко мне взять назад солоницу».

Пение дьявола

Жил-был святой пустынник, и вычитал он в писании: все, чего ни пожелаешь, и все, чего ни попросишь у бога с верою, то господь тебе и дарует. Захотелось ему испытать, правда ли это? «Ну, можно ли тому статься, — думал он, — коли я пожелаю взять за себя царевну, то ужли ж царь и выдаст ее за такого старца!» Думал-думал и пошел к царю. Так и так, говорит, хочу взять за себя царевну замуж.

Райская птичка

Жил-был в одном монастыре старец благоче стивый. Пошел он однажды в сад погулять и слышит, поет какая-то птичка па дереве таково-то сладко, таким-то приятным голосом, словно райская птичка! Подошел он поближе к ней, лег на траву супротив и стал слушать. Слушал, слушал, да тут же и заснул крепко и пе просыпается. Через несколько времени монахи-братья хватились старца — нету! Ждут его к обеду — нету!

Старик и царская дочь

Шел улицей парень с своей молодой хозяйкой; навстречу им старик: «Где, добрый молодец, ты этакую красавицу взял?» — «Господь дал, дедушка». — Может ли быть? Дай-ка я помолюсь, даст ли?» — «Даст и тебе». Старик год круглый богу молился, и просил бога, и задумал у царя дочь сватать. Предъявляется к царю и подходит к царским вратам, и просится в палаты. Часовые доложили; царь велел старику взойти.

Вавило-скоморох

Было у отца три сына, и вздумал он богу потрудиться. «Дети, — говорит, — на двадцать верст от села выстройте пустыню, возите туда пищу, а я буду трудиться». Они выстроили ему пустыню и возят ему каж-ний день провиант. Он напьется, наестся, выйдет на завалинку, спит. Идет к нему Миколай угодник: «Мир твоему кормному борову лежать!»

Пустынник

Было-жило три мужика. Один мужик был богатый; только жил он, жил на белом свете, лет двести прожил, все не умирает; и старуха его была жива, и дети, и внуки, и правнуки все были живы — никто не умирает. Да что? Из скотины даже ни одна не тратилась. А другой мужик слыл бессчастным, ни в чем не было ему удачи, потому что за всякое дело примался без молитвы; пу, и бродил себе то туда, то сюда, без толку.

Золотая вода

У одного царя была Морока. Царь был скупой, жадный до золота. Призывает он раз к себе Мороку и говорит: «Сделай, чтобы у меня вся посуда — чашки, ложки и стаканы — были золотые». Морока сказал слово такое и сделал. Другой раз призывает к себе царь этого Мороку и говорит: «Сделай, чтобы у меня все стулья, столы и шкапы были золотые».

Гордый богач

Не ведаю где, жил-был себе пан, такой богатый, что карбованцы мерил коробами, золото четвериками, а в медных деньгах и счету не знал. Сколько у него было крестьян, земли, лесов, покосов — нечего и говорить! Все равно не пересчитаешь. Ох-ох! Да какая ж беда с ним случилась! Из богача сделался он беднее нас, грешных; а за что? За то, что бога позабыл и работал одной нечистой силе.

Марко Богатый

Жил-был Марко Богатый. Так прозывался он оттого, что у него было несметное богатство. И Марко тем весьма величался и был не-померао горд своим прозвищем. Во сне и наяву ему грезилось только его богатство. Однажды, стоя в церкви, Марко сказал своему соседу: «Что это, сосед! Как ни богат я, а хоть бы раз господь бог пожаловал ко мне в гости!» — «Что ж, — отвечал сосед, — приготовься получше, и господь посетит тебя своею благодатию».

Савелий богатый

Жил богатый Савелий с женой. У них детей не было. Они до того были добрые — всех бедных крещеных, нищих кормили, поили и в долти давали и долгу не брали. Ну вот и пристарели оба. Он и говорит, Савелий богатый, старушке своей: «Ну, старушка, пригрешили мы перед господом богом! Кто, — говорит, — бьется да старается, у того нет ничего, а мы ничего не бьемся и не стараемся, а именья нам некуда девать, все равно как с неба валится.

Грех и покаяние

Жила-была старуха, у ней были один сын и одна дочь. Жили они в превеликой бедности. Вот раз как-то пошел сын в чистое поле посмотреть на озимые всходы; вышел и осмотрелся кругом: стоит недалеча высокая гора, а на той горе на самом верху клубится густой дым. «Что за диво такое! — думает он. — Уж давно стоит эта гора, никогда не видал на ней и малого дыма, а теперича, вишь, какой густой поднялся! Дай пойду посмотрю на гору».

Великий грешник

Была вдова, у ней было двое детей: сын и дочь. Жили они в большой бедности. Вот мать и надумалась отдать своего сына в пастухи. В одно время пас он скотину в лесу. И привез туда колдун воз денег, вырыл яму, вывалил в нее деньги, забросал землею и стал заклинать: «Достаньтесь, мои деньги, тому, кто сотворит грех с родной матерью, с родной сестрою и с кумою!» Заклял и уехал.

Кумова кровать

Был барин, жил не бедно: был у него сын — к ученью очень способный. Вот и случилось этому барину захворать, простудиться на охоте. И умер он. Осталась барыня одна, стала она проживать накопленное добро, наконец дожилась до того, что не стало в доме корки хлеба, а тут, на горе-то, жалко и мальчика — больно хорошо уж он учился-то. Вот и взяло ее отчаянье, и в горе и в нужде вскричала она как-то...

Pax-разбойник

В некотором царстве, некотором государстве жил-был купец; у него жена была красавица, только не было у них детей. Вот один раз стоит она перед зеркалом и любуется собой да думает: «Что, если бы у меня родился сын, да такой же красавец, как и я?» Сзади ей и отвечает голос: «Родится у тебя сын, только с одним условием: если ты мне его отдашь, когда ему будет семнадцать лет!»

Окаянная душа

Шабер с товарищем дружно жил. Товарищ был богатый, а он бедный. Бедный-то и выдумал: «Давай покумимся и детей окстим!» Богатый его позвал в лес погулять. «Аида в лес; а я, пока ты в лес пойдешь, в кабаке полштофа возьму. Мы там выпьем и разгуляемся!» Черт ему и повстречался в лесу; кум еще в кабаке. Сели они под осину; -вина очутилось у них полштоф и кабацкий стакан.

Разбойничья голова

Пустынник молился богу, трудился, и у него сын был на возрасте и с ним трудился. Пришел к этому пустыннику разбойник, несколько казны принес и развалил ее середь полу. Старик вышел с сыном на двор и говорит сыну: «Сынок, давай разбойника этого удавим! Деньги наши будут». — «Эх, — говорит, — батюшка, мы тридцать лет с тобой трудимся, да это дело делать будем! Ты перва жени меня».

Разбойник ушел из рая

Двух разбойников распяли вместе с Христом. Перед смертью один разбойник сказал: «Помяни меня, Владыка, когда придешь в царствие свое». А другой разбойник усомнился в Христе, он ничего не сказал. Услыхал Христос слова разбойника, дал ему знамя свое, крест и имя свое. Ну, приходит после смерти разбойник, что знамя Христово получил, в рай, стучит в двери: «Кто тут есть?» Ему отвечают из рая: «Мы тут живем». — «Кто вы?»

Золотая нога

Жила барыня богатая. Детей у ней не было, а из родства всего только и была одна племянница бедная. Взяла барыня эту племянницу себе в приемыши. Племянница ходит за барыней как за родной матерью, прислуживает ей, во всем угождает. Заболела потом у барыни нога. Болит, болит — загнила да и отвалилась прочь совсем. Жалко барыне стало своей ноги, вот она и велела слить себе под стать другой ногу золотую — из всего золота, какое только у ней было.

Поминки

Вот жил-был помещик, и такой грабитель — никакой крестьянам пощады он не давал! И у этого помещика был племянник. Ну, сколь он ни жил, крестьян ни грабил, помер этот помещик. Осталось у него капиталу, масса денег у этого помещика. Как племянник его схоронил, ну все единственно: хошь он его схоронил, он им спокою не дает. Кажну ночь ходит, стукат, брякат. Так что племянник вышел из этого дома, боится. Забил этот дом, закрыл.

Анонсы

1.06.2015:
№81 "Много лет спустя"

Сказка дня

Дурень

ила-была вдова; у нее был сын дурачок. Он только и делал, что в гармонию играл. Вот ему мать и говорит: «Что ты все играешь! Ты бы куда-нибудь пошел!» Дурак пошел, вышел за дворы; его дядя с сыновьями сеет хлеб. Вот он и говорит: «Дай бог упасть, чтоб пропасть!» Они его ухватили и давай бить, оттаскали его. Приходит он домой и плачет. Мать стала спрашивать: «О чем ты, сын, плачешь?» — «Меня дядя оттаскал; он что-то на поле бросал, я ему сказал: «Дай бог упасть, чтобы пропасть», он и давай меня таскать».

Узнать, что было дальше

Яндекс цитирования