Гаган Гаганыч

ил мужик богатый. И никого ночевать не пускал. Солдат идет, а в деревне собрались мужички толпой вечером. Поздравствовался. Так один мужичок говорит: «Солдатик, пойдем ко мне ночевать». Видит солдат на краю очень богатый дом, роскошный. Постройка очень богатая. «Я,— говорит,— пойду к этому мужичку ночевать».— «Он,— говорят,— ночевать не пускает! Он жадный, скупой. С хозяйкой живет».— «Не может быть!»

Пошел солдат к этому богатому мужичку. Во дворе ворота еще не были закрыты. Приходит в избу, снял шапочку, а они уже за столом — ужинают. Наварена капуста со свининой, свинина поверху плавает, на густи. «Здравствуйте — хлеб да соль вам!» — «Милости просим»,— они говорят. Солдат и сел рядом. «Вот как,— говорит,— а под Питером спасибо лишь скажут- А тут сразу пригласили меня!»

Садится рядом. Берет ложку и краюху хлеба. Стали втроем есть. Мужик говорит: «Ах, как я этих приплывнёв не люблю!» (Это на солдата.) «Дяденька! А я этих приплывнёв очень подлюбливаю!» И стал подлавливать свинину из-под евонного краю. Солдат знает, что делать!

Больше ничего не подали — зачем, солдат! А солдат этот капусты со свининой поел вволю. Постлали постель солдатику. «Ну вот, дядюшка, хорошо угостил меня!» А тот думает: «Ладно!»

Солдат снял сапоги свои, взялся отдыхать. А у мужика богатые поршни* с обором: богатый лапти не носил. Кладет на прилавок свои поршни, потом говорит: «Ты слыхал, где Гаган Гаганыч, командир полка, служит?» — «Дяденька, не слыхал. У нас только свои части знать надо».— «Ну вот,— говорит,— солдат, а не слыхал!» — «Нет, не слыхал, дяденька. А где же он служит?» — солдат спрашивает. «Гаган Гаганыч служит в Печи-Печинском на Сковороды-Сковородынском». Солдат думает: «Ага, погоди! Нет, не слыхал,— говорит,— дяденька!» — «Ну вот, а солдат!»

Вот когда легли спать, как они работали сильно, заснули мужик с женой крепко, захрапели. Солдатик чувствует, что они спят крепко, зажег лучинку, сделал закурить, курит папиросу. Засветил печку. Правда, на Сково-роды-Сквородынским — Гаган Гаганыч. Он тогда взял его в свою сумку, завернул, а на скороводу поставил поршень и опять заслонил. Лег спать.

Проснулся солдат и думает, что хозяйка встанет дров класть да хватится гуся! Как бы пораньше уйти? А мужик кашляет. Тогда солдат говорит: «Дяденька, мне надо встать!» — «Вставай!»

(Да, да, да. Я вам правильно говорю. Как петух пропоет — вставать надо! А двадцать километров ему было до городу идти. Хозяин и покормить не покормил, вот какой был жадный!)

Солдатик встал, скоро оделся, обулся и берет свою сумку на плечи. Вот к хозяину подходит и говорит: «Хозяин, вот я обдумал: Гаган Гаганыч переведен из того полка — теперь он служит в Сумы-Сумынском, а вместо Гаган Гага-ныча там Поршень-Поршинский в Печи-Печинском». А хозяин думает: «Я-то посмеялся, а он думает — правда, вот дурак-то!»

Солдат ушел. А хозяйка обулася, стала дрова класть в печку: «Митрофан! Гусь-то улетел! Солдат-то догадался! Твой поршень здесь... Ай-ай!»

Мужик только намекнул, а солдатик-то и воспользовался!

 

*Поршни — род легкой обуви из шкуры.

 

Записано от И. Д. Богатырева.

Оставить комментарий:


 
If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 

Анонсы

1.06.2015:
№81 "Много лет спустя"

Сказка дня

Каменный цветок

е одни мраморски на славе были по каменному-то делу. Тоже и в наших заводах, сказывают, это мастерство имели. Та только различка, что наши больше с малахитом вожгались, как его было довольно, и сорт — выше нет. Вот из этого малахиту и выделывали подходяще. Такие, слышь-ко, штучки, что диву дашься: как ему помогло. Был в ту пору мастер Прокопьич. По этим делам первый. Лучше его никто не мог. В пожилых годах был. Вот барин и велел приказчику поставить к этому Прокопьичу парнишек на выучку.

Узнать, что было дальше

Яндекс цитирования