Скупой муж

ил мужик скупящий, жене своей все мерой давал муку, на пять хлебов. Ежели сядут за стол, жена станет только разъедаться,— он и выгонит ее из-за стола: «Выходи, будет ись-то!» И сам выйдет.

Вот одинова мужик куды-то уехал; к бабе его пришла суседка и спрашивает: «Добро ли житье-то?» — «Ой ты, голубушка, захотела доброе житье! Сколько вот живу замужем, а досыта не едала, досыта не пивала и больше пяти хлебов не пекала!» — «Ты бы шестой пекла кратчи1, спрятала бы да и съела после одна».— «Нельзя ведь никак! Покудова я стряпаю, мужик с полатей не слезат».— «Постой ужо, баба, я тебе пособлю!» — сказала суседка и ушла домой.

Наутро увидала она, как у бабы истопилась печь, пошла к ней, поздоровалась и стала звать мужика с полатей сходить к ней — изладить чего-то. Мужик говорит: «Нельзя! Баба [хлебы] пекчи станет». Суседка безотвязно приступила звать его: не отстает, да и только!

Нечего мужику делать, пошел нехотя к ней. Та заманила его и давай задерживать тем да другим. В ту пору баба его состряпала шесть хлебов да шестой хлеб и спрятала.

Пришел мужик домой и спрашиват: «Скажи, баба, шесть хлебов состряпала?» — «Нет, пять».— «Э, шесть?» — «Нет, пять».— «Скажи, баба,— шесть, не то умру!» — «Нет, муженек,— хоть умирай, хоть не умирай, а пять только».

Мужик пытался, пытался, не мог допытаться от бабы, она твердит все свое... Мужик стал умирать и умер.

Обмыли его, положили под святы иконы, родные ходят и причитают, и баба причитат, да как подождет к нему поближе-то, он и спрашиват ее тихонько: «Скажи, баба, шесть хлебов состряпала?» — «Нет, пять!»

Вот сделали гроб, стали класть в него мужика, понесли уж отпевать2, он все тихонько спрашиват бабу: «Шесть состряпала хлебов?» — «Нет, пять». Отпели мужика, принесли к могиле и стали уж спускать, он опять спрашиват у жены тихонько: «Шесть хлебов состряпала?» — «Нет, пять»,— отвечает та.

Вот мужика в яму спустили, стали землю бросать, гроб заваливать, мужик не шевелится; бросают, бросают больше земли, больше — и завалили мужика. Баба тотчас вскочила на могилу, затопала ногами и защелкала в щелчки: «Шесть, да, шесть состряпала,— говорит,— хлебов, а не пять! Да теперь, муженек, не выскочишь, не выбежишь! Не боюсь я тебя и не побаиваюсь!»

 

1. Здесь: тайком.

2. Отпевание — церковный обряд, производимый над покойником при похоронах.

 

Записано в Шадринском уезде Пермской губернии.

Оставить комментарий:


 
If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 

Анонсы

16.07.2012:
№77 "Большой город"

Сказка дня

Петушье бревно

днажды некий чародей среди большой толпы народа проделывал всякие свои диковинные штуки и фокусы. Между прочим, заставлял он и петуха поднимать тяжелое бревно и носить как перышко. На ту беду в толпе случилась девушка, которой удалось накануне найти лист трилистника с четырьмя лепестками (а кто им запасется, тому уж глаза не отведешь!), и потому она увидела ", что петух носит не бревно, а соломинку. Она и крикнула: "Люди добрые, да разве же вы не видите, что петух-то поднимает соломинку, а не бревно?"

Узнать, что было дальше