Дурень

жил-был дурень,
А жил-был бабин;
Вздумал он, дурень,
На Русь гуляти, 
Людей видати,
Себя казати;
Отшедши дурень
Версту1, другу,
Нашел он, дурень,
Две избы пусты,
В третьей людей нет;
Заглянет в подполье —
В подполье черти
Востроголовы,
Глаза — что чаши,
Усы — что вилы,
Руки — что грабли,
В карты играют,
Костью бросают,
Деньги считают,
Груды переводят!
Он им молвил:
«Бог вам помочь,
Добрым людям!»

А черти не любят,
Схватили дурня,
Зачали бити,
Зачали давити,
Едва его, дурня,
Жива отпустили!

Пришедши дурень
Домой-то, плачет,
Голосом воет,
А мать бранити,
Жена пеняти,
Сестра-та также:
«Ты глупый, дурень,
Неразумный, бабин!
То же бы ты слово
Не так же бы молвил,
А ты бы молвил:

«Будь, враг, проклят 
Именем господним
Во веки веков, аминь2
Черти б убежали,
Тебе бы, дурню,
Деньги достались
Вместо кладу».—
«Добро ты, баба,
Баба-бабариха,
Мать Лукерья, 
Сестра Чернава! 
Потом я, дурень,
Таков не буду!»

Пошел он, дурень,
На Русь гуляти,  
Людей видати,
Себя казати;
Увидел дурень
Четырех братов,
Ячмень молотят;
Он им молвил:
«Будь, враг, проклят
Именем господним)»

Бросилися к дурню
Четыре брата,
Стали его бити,
Стали колотитег,
Едва его, дурня,
Жива отпустили!

Пришедши дурень
Домой-то, плачет,
Голосом воет,
А мать бранити,
Жена пеняти,
Сестра-та также:
«А глупый, дурень,
Неразумный, бабин!
То же бы ты слово
Не так же бы молвил;
Ты бы молвил
Четырем братам,
Крестьянским детям:
«Дай вам боже
По сту на день,
По тысячу на неделю!»

«Добро ты, баба,
Баба-бабариха,
Мать Лукерья,
Сестра Чернава!
Потом я, дурень,
Я таков не буду!»

Пошел же дурень,
Пошел же бабин
На Русь гуляти, 
Себя казати;
Увидел дурень
Семь братов —
Мать хоронят,
Отца поминают,
Все тут плачут,
Голосом воют;
Он им молвил:
«Бог вам в помочь,
Семь вас братов,—
Мать хоронити,
Отца поминати!
Дай господь бог вам
По сту на день,
По тысячу на неделю!»

Схватили его, дурня,
Семь-то братов,
Зачали его бити,
По земле таскати,
В г... валяти,
Едва его, дурня,
Жива отпустили!

Идет-то дурень
Домой-то, плачет,
Голосом воет;
Мать бранити,
Жена пеняти,
Сестра-та также:
«А глупый, дурень,
Неразумный, бабин!
То же бы ты слово
Не так же бы молвил;

Ты бы молвил:
«Прости, боже,
Благослови, дай, боже,
Им царство небесное,
В земле упокой,
Пресветлый рай всем!»
Тебя бы, дурня,
Блинами накормили,
Кутьей напитали».—
«Добро ты, баба,
Баба-бабариха,
Мать Лукерья, 
Сестра Чернава! 
Потом я, дурень,
Таков не буду!»

Пошел он, дурень,
На Русь гуляти,  
Себя казати,
Людей видати,
Встречу ему свадьба,
Он им молвил:
«Прости, боже, благослови!
Дай вам господь бог
Царство небесно,
В земле упокой,
Пресветлый рай всем!»

Наехали дружки3,
Наехали бояра4,
Стали дурня
Плетьми стегати,
По ушам хлестати!

Пошел, заплакал,
Идет да воет,
Мать его бранити,
Жена пеняти,
Сестра-та также:
«Ты глупый, дурень,
Неразумный, бабин!
То же бы слово
Не так же бы молвил;
Ты бы молвил:

«Дай господь бог 
Новобрачному князю
Сужено поняти,
Под злат венец встати,
Закон божий прияти,
Любовно жити,
Детей сводити!» —
«Потом я, дурень,
Такоз не буду!»

Пошел он, дурень,
На Русь гуляти,  
Людей видати,
Себя казати;
Встречу дурню
Идет старец;
Он ему молвил:
«Дай господь бог
Тебе же, старцу,
Сужено поняти,
Под злат венец встати,
Любовно жити,
Детей сводити!»

Бросился старец,
Схватил его, дурня,
Стал его бити,
Костылем коверкать,
И костыль изломал весь,
Не жаль старцу
Дурака-та,
Но жаль ему, старцу,
Костыля-та!

Идет-то дурень
Домой-то, плачет,
Голосом воет,
Матери расскажет.
Мать его бранити,
Жена журити,
Сестра-та также:
«Ты глупый, дурень,
Неразумный, бабин!
То ж бы ты слово
Не так же бы молвил;
Ты бы молвил:

«Благослови меня, отче, 
Святы игумен5!» —
А сам бы мимо».—
«Добро ты, баба,
Баба-бабариха,
Мать Лукерья,  
Сестра Чернава! 
Потом я, дурень,
Впредь таков не буду!»

Пошел он, дурень,
На Русь гуляти,  
В лесу ходити;
Увидел дурень
Медведя за сосной:
Кочку роет,
Корову коверкат;
Он ему молвил:
«Благослови мя, отче,
Святы игумен!
А от тебя дух дурен».

Схватил его медведь,
Зачал драти,
И всего ломати,
И смертно коверкать,
И ж... выел,
Едва его, дурня,
Жива оставил!

Пришедши дурень
Домой-то, плачет,
Голосом воет,
Матери расскажет.
Мать его бранити,
Жена пеняти,
Сестра-та также:
«Ты глупый, дурень,
Неразумный, бабин!
То же бы слово
Не так же бы молвил;
Ты бы зауськал,
Ты бы загайкал,
Ты бы заулюкал».—
«Добро ты, баба,
Баба-бабариха,

Мать Лукерья, 
Сестра Чернава!  
Потом я, дурень,
Таков не буду!»

Пошел же, дурень,
На Русь гуляти,  
Людей видати,
Себя казати;
Будет дурень
В чистом иоле,
Встречу дурню
Шишков-полковник;
Он зауськал,
Он загайкал,
Он заулюкал!

Наехали на дурня
Солдаты,

Набежали драгуны,
Стали дурня бити,
Стали колотити;
Тут ему, дурню,
Голову сломили
И под кокору6 бросили;
Тут ему, дурню,
И смерть случилась.

 

1. Верста — русская мера длины, равная 1,06 км.

2. Аминь— «да будет истинно, верно, подлинно»; слова, которыми завершаются христианские молитвы, проповеди, священные тексты.

3. Дру́жки — младшие члены свадебного поезда, участники поездки жениха за невестой.

4. Здесь: члены свадебного поезда.

5. Игумен — настоятель, начальник мужского монастыря.

6. Кокора — дерево, вывороченное с корнем; нижняя часть дерева с корнями.

Оставить комментарий:


 
If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 

Анонсы

1.06.2015:
№81 "Много лет спустя"

Сказка дня

Чико

или-были брат и сестра. Жили они очень бедно. Около базара был у них глиняный домик. Сестра занималась хозяйством, а брат уходил в лес, приносил дрова, продавал их, и так они кое-как перебивались. Как-то раз пошёл брат в соседний лес, нарубил дров, взвалил их себе на спину, дошёл до знакомой поляны и вдруг услышал какой-то странный голос: «Тот, кто меня возьмёт, будет каяться, и тот, кто меня оставит, тоже будет каяться». Видит: лежит на земле пустой череп. Думает он: «Что же мне делать: и взять нельзя, и оставить нельзя».

Узнать, что было дальше

Яндекс цитирования