Набитый дурак

ила-была вдова; у нее был сын дурачок. Он только и делал, что в гармонию играл. Вот ему мать и говорит: «Что ты все играешь! Ты бы куда-нибудь пошел!» Дурак пошел, вышел за дворы; его дядя с сыновьями сеет хлеб. Вот он и говорит: «Дай бог упасть, чтоб пропасть!» Они его ухватили и давай бить, оттаскали его. Приходит он домой и плачет. Мать стала спрашивать: «О чем ты, сын, плачешь?» — «Меня дядя оттаскал; он что-то на поле бросал, я ему сказал: «Дай бог упасть, чтобы пропасть», он и давай меня таскать».— «Эх, дурачок! Ты бы сказал: «Зароди, господь, на вашу долю и на мою с вами!» — «Ну, я, матушка, пойду, скажу!» Пошел он; горит дом. Он подошел и говорит: «Дай бог на вашу долю и на мою с вами!» Его ухватили, давай бить. Пришел домой, плачет. Мать его и спрашивает: «Что ты, сын, плачешь?» — «Меня поколотили. Там огонь горит; я пришел, говорю: «Дай бог на вашу долю и на мою с вами!» — «Экой ты дурак! Ты бы взял ведерко водицы да залил бы, они бы тебя похвалили!» — «Ну, хорошо, матушка, я пойду, так и сделаю!»

Пошёл. Идет; мужик свинью палит, рядом ведро с водой стоит. Дурак ухватил ведро и залил весь огонь на свинье. Мужик сгреб его и давай таскать. Вырвался дурак, бежит домой к матери. Прибежал и плачет. Мать его спрашивает: «Что ты, сын, плачешь?» — «Да все по твоему наученью! Там у мужика свинья горела, я прибежал и залил!» — «Экой ты дурак! Ты бы сказал: «Дай бог разговеться*, и мне с тобой». Он тебя похвалил бы!» — «Ну, хорошо, я пойду, скажу».

Вышел за дворы, подходит к кусточкам. А тут другой мужик лупит кобылу мертвую, околелую. Он и говорит: «Бог в помощь тебе! Дай тебе бог разговеться, и мне с тобой!» Мужичок и давай его валять. Дурак вырвался, бежит. Прибежал домой, плачет. Мать и спрашивает: «О чем ты, сын, плачешь?» — «Да все по твоей науке; вышел я к кусточкам, мужик над лошадью сидит, я ему и сказал: «Дай бог тебе разговеться, и мне с тобой!» — «Экой ты дурак! Ты бы взял бы плюнул, отворотился. Он бы тебя похвалил!» — «Ну, хорошо, я так и сделаю!»

Пошел. Несут мертвеца. Он подошел, поднял крышку гроба и плюнул мертвецу прямо в лицо. Хоронившие ухватили его и давай колотить, еле вырвался. Бежит домой, на мать осердился. Мать спрашивает: «За что тебя, дурак, били?» — «Да вот там какую-то чурку несут. Я поднял крышку, плюнул».— «Экой ты дурак! Ты бы сказал: «Канун да свеча!» Они тебе дали бы медку».— «Ну, хорошо, матушка! Я пойду, скажу!»

Идет он, едет свадьба. Он снял шапку, кланяется: «Царство небесное, канун и свеча! А мне дайте медку!» И опять его избили. Вырвался он, плачет. Мать спрашивает его: «О чем ты плачешь?» — «Вот меня, по твоей науке, все бьют!» — «За что тебя били?» — «Вот там едут, играют песни со звоном. Я поклонился, сказал: «Царство небесное, канун и ладан!» Они давай меня бить». Мать ему и говорит: «Экой ты дурак! Это свадьба едет. Ты бы сказал: «Дай бог в добрый час!» — «Что это такое, матушка, свадьба?» — «Это значит — женят; теперь один живет, а поженятся, станет двое».— «Ну, матушка, мне жениться надо!» — «Э, дурак! У нас денег нет!» — «А ваше что за дело?» — «Как что за дело? Где ж мы денег возьмем?» — «А вот бурую корову за рога».— «А чем же мы будем жить беа коровы?» — «А мне что за дело?»

Пошел дурак, обратал корову за рога, повел продавать. Вот идет он мимо поповых ворот, собака брешет: «Гам, гам!» — «Ну, мне все равно, хоть вам!» Собака свое: «Гам, гам!» — «Много ли ты дашь?» Она опять: «Гам, гам!» Он: «Я за меньше тридцати рублей не отдам!» Она опять свое: «Гам, гам!» Он думает, что собака просит его недельку подождать. «Ну, пожалуй, я недельку подожду!» Корову на двор пустил, сам пошел домой.

Пришел домой, мать его и спрашивает: «Что, продал ты корову?» — «Продал, матушка!» — «Кому ж ты ее продал?» — «Поповой собаке».— «За сколько?» — «За тридцать рублей».— «Где ж деньги?» — «Велела недельку подождать».— «Экой ты дурак! Где у поповой собаки деньги?» — «А, какие вы! У нее денег много».

Проходит неделя, дурак пошел к поповой собаке за деньгами. Собака встречает его и лает. Дурак ей отвечает: «Пора деньги отдавать. Мне на свадьбу нужны!» Она на него: «Гам, гам!» А дурак думает, что она еще просит его недельку подождать. «Как же ты? То просила недельку подождать, а тут еще просишь на недельку! Я тебе сказывал, что мне деньги на свадьбу нужны!» Дурак осерчал на нее, бросился за ней, она от него на двор. Вот он давай за ней по двору бегать. Она лает на него, а он думает, что она опять просит недельку подождать, выломил кол и за ней с колом по двору. Она нигде места себе не найдет. Выгнал ее со двора, она замучилась, села на кочку. Дурак в сердцах как бросит в нее колом и сшиб вместе с кочкой. А под кочкой — котел денег, золота, серебра! Он отсчитал себе тридцать рублей и говорит: «Эка сволочь, скупая! Ты бы давно отдала мне, за что бы я тебя стал бить? Ты сама знаешь, что мне деньги на свадьбу нужны. Я для того и продавал корову».

И пошел дурак домой.

Встретился с ним дядя его. «Где ты, дурак, был?» — «А тебе что за дело?» — «Как что за дело? Авось можно сказать!» — «Сказать нельзя; ты, пожалуй, унесешь! Я к поповой собаке за деньгами ходил!» Дядя плюнул: «Дурак дурацкое и говорит! Какие у поповой собаки деньги?» — «Э, у нее денег-то — котел целый! Когда не веришь, пойдем, я тебе покажу!» Повел он дядю, указал ему. Дядя давай эти денежки класть себе. А дурак пришел домой, мать спрашивает: «Где ты, дурак, был?» — «Разве ты не знаешь? К поповой собаке за деньгами ходил!» — «Что ж, получил?» — «Получил, матушка!» — «Много ли?» — «Разве не знаешь сколько? Тридцать рублей. Эка, матушка, она скупая! У нее денег-то котел целый, я дяде указал!» — «Экой дурак! На что ж ты дяде указал? Ты бы сам все принес, а то дядя унесет! На мешок, ступай неси все деньги». Дурак пошел, приходит, а дядя сидит на коленях и выгребает золото. Он взял кол, которым собаку-то гонял, да прямо дядю по голове и убил до смерти. «Вперед не бери мои деньги!» Взял все золото, спрятал в мешок и несет домой к матери. «Что, дядя-то не унес деньги?» — мать спрашивает. «Да я, матушка, его убил!» — «Экой дурак! Что ты наделал!» — «А он зачем мои деньги брал!» — «На мешок, поди принеси дядю!» Взял он мешок, пошел за дядей, пришел, посадил в мешок и принес домой. Мать велела ему его на чердак положить. Он и положил.

Пошла мать и зарезала козла, затащила его на чердак, а дядю положила под кровать. Вот на другой день дурак пошел опять на то место, где деньги выгреб. Попадаются ему братья двоюродные. «Где ты, дурак, был?» — «Да вот к поповой собаке ходил повидаться!» — «Не видал ли нашего батюшку?» — «Как не видал? Я его убил!» Они и говорят: «Дурак дурацкое и говорит! Что ему верить? Пойдем, брат, домой!» Так и ушли домой. На другой день опять нет отца; уж и третьи сутки проходят, а его все нет, все ищут его.

Опять у дурака стали спрашивать: «Что, дурак, не видал ли нашего батюшку?» — «Ведь я вам сказывал, что я его убил».— «Дурак дурацкое и говорит!» — «Ну, когда не верите, пойдемте, я вам покажу». Ухватил, повел их. «Он у меня на чердаке лежит, я в мешке его принес!» Пришел домой с ними. «Ну, братья! Полеземте наверх!» — «Что нам там делать? Полезай ты, дурак!» Дурак влез и спрашивает у них: «Ваш отец с чем был? С бородой, что ли?» — «С бородой»,— говорят. «Какая у него бородка была, сизенькая?» — «Да,— говорят,— сизенькая!» — «А рожки какие у него были? Черненькие, что ли?» — «Ну, дурак дурацкое и говорит! Зачем мы сюда пришли?» — «Что вы, братья? Право! Хотите, я его вам сейчас сниму? А какие у него на ножках копытцы были — черненькие, что ли?» — «А,— говорят,— дурак дурацкое и болтает!» Тут дурак осерчал на них, схватил козла и бросил в них. Братья испугались да бежать!

Мать же дядю потом тайно похоронила, а дурака женила.

Стал он жить да поживать.

 

*Говеть — у верующих поститься и ходить в церковь, готовясь к исповеди и причастию

 

Записано в селе Мишино Зарайского уезда Рязанской губернии.

Оставить комментарий:


 
If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 

Анонсы

1.06.2015:
№81 "Много лет спустя"

Сказка дня

Чико

или-были брат и сестра. Жили они очень бедно. Около базара был у них глиняный домик. Сестра занималась хозяйством, а брат уходил в лес, приносил дрова, продавал их, и так они кое-как перебивались. Как-то раз пошёл брат в соседний лес, нарубил дров, взвалил их себе на спину, дошёл до знакомой поляны и вдруг услышал какой-то странный голос: «Тот, кто меня возьмёт, будет каяться, и тот, кто меня оставит, тоже будет каяться». Видит: лежит на земле пустой череп. Думает он: «Что же мне делать: и взять нельзя, и оставить нельзя».

Узнать, что было дальше

Яндекс цитирования