Христов братец

дин старик, умирая, завещал своему сыну, чтобы он не забывал нищих. Вот на Светлый день собрался он в церковь и взял с собой красных яиц христосоваться с нищией братией, хоть и крепко забранилась на него мать, — а была она злая, к бедным немилостивая. В церкви недостало ему одного яйца: оставался еще один срамной нищий, и позвал его парень на дом к себе разговеться*. Как увидала мать нищего, больно осерчала: «Лучше, — говорит, — со псом разговеться, нежели с таким срамным стариком!» — и не стала разговляться.

Вот сын со стариком разговелись и пошли отдохнуть. И видит сын: на старике одежонка плохинькая, а крест как жар горит. «Давай, — говорит старец, — крестами меняться: будь ты мне брат крестовый!» — «Нет, брат! — отвечает парень. — Коли и захочу — так куплю себе эдакой крест, а тебе негде взять». Однако старик уговорил парня поменяться и позвал его к себе в гости и во вторник на Святой. «А дорога, — говорит, — вон ступай по той дорожке; скажи только: благослови, господи! — так и дойдешь до меня».

Вот в самый вторник вышел парень на тропинку, сказал: «Благослови, господи!» И пустился в путь-дорогу. Прошел немного — и слышит детские голоса. «Христов братец, скажи об нас Христу — долго ли нам мучиться?» Прошел еще немного — и видит: девицы из колодца в колодец воду переливают. «Христов братец, — говорят они ему, — скажи об нас Христу — долго ли нам мучиться?» Идет он дальше — и видит тын, а под тем тыном виднеются старики; всех илом занесло! И говорят они: «Христов братец, скажи об нас Христу — долго ли нам мучиться?»

Идет все дальше и дальше — и вот усмотрел того самого старца, с которым вместе он разговлялся. Старец у него спрашивает: «Не видал ли чего по дороге?» Парень рассказал ему все, как было. «Ну, узнал ли ты меня?» — говорит старец. И только тут узнал мужик, что это был сам господь — Иисус Христос. «За что ж, господи, младенцы му-чатся?» — «Их мать во чреве прокляла, им в рай и пройти нельзя!» — «А девицы?» — «Они молоком торговали, в молоко воду мешали; теперь весь век будут они перевивать воду!» — «А старики?» — «Как жили они ыа белохМ свете, так говорили: только бы на этом свете хорошо пожить, а на том все равно — хоть тын нами подпирай! Вот они весь век и будут стоять под тыном».

Потом повел Христос мужика по раю и сказал, что тут и ему место уготовано (мужику и выйти оттудова не хотелось!). А после повел его к аду, сидит в аду мать мужика; он и стал просить Христа: «Помилуй ее, господи!» Повелел ему Христос свить наперед веревку из кострики. Мужик свил веревку из кострики: видно, уж господь так дал! Приносит ко Христу. «Ну, — говорит он, — ты вил эту веревку тридцать лет, довольно потрудился за свою мать — вытащи ее из ада». Сын кинул веревку к матери, а та сидит в смоле кипучей. Веревка не горит — так бог дал! Сын совсем было вытащил свою мать, уж за голову ее схватил, да она как крикнет на его: «Ах ты, борзой кобель, совсем было удавил!» — веревка оборвалась, и полетела грешница опять в смолу кипучую. «Не хотела она, — сказал Христос, — и тут воздержать своего сердца; пусть же сидит в аду веки вечные!»

 

*Разговеться — у верующих: по прошествии поста поесть скоромной пищи.

Оставить комментарий:


 
If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 

Анонсы

1.06.2015:
№81 "Много лет спустя"

Сказка дня

Источник-на-краю-света

доброе старое время — а оно и в самом деле было доброе время, хотя было то не мое время, и не твое время, да и ничье то время, — жила на свете девушка. Звали ее Розмари. Девушка она была добрая, хотя не очень умная, и веселая, хотя и не очень хорошенькая. Но все бы ничего, да попалась ей злая-презлая мачеха. И вот вместо того чтобы наряжаться в новые платья, есть сладкие пышки да болтать с подружками, как делают все девушки, Розмари приходилось с утра до ночи хлопотать по хозяйству.

Узнать, что было дальше