Чудесная молотьба

аз как-то принял на себя Христос вид старичка-нищего и шел через деревню с двумя апостолами. Время было позднее, к ночи; стал он проситься у богатого мужика: «Пусти, мужичок, нас переночевать». А мужик-ат богатый говорит: «Много вас попрошаек здесь таскается] Что слоняетесь-та по чужим дворам? Только, чай, и умеете, а небось не работаете...» И отказал наотрез. «Мы и то идем на работу, — говорят странники, — да вот застала нас в дороге ночь темная. Пусти, пожалуйста! Мы ночуем хоть под лавкою». — «Ну, так и быть! Ступайте в избу».

Впустили странников; ничем-то их не покормили, ничем-то их не напоили (сам хозяин-та поужинал вместе со своими домашними, а им ничего не дал), да и ночевать им довелось под лавкою.

Поутру рано стали хозяйские сыновья собираться хлеб молотить. Вот Спаситель и говорит: «Пустите, мы вам поможем за ночлег, помолотим за вас». — «Ладно, — сказал мужик, — и давно бы так! Лучше, чем попусту без дела слоняться-та!»

Вот и пошли молотить.

Приходят, Христос и гутарит1 хозяйским сыновьям: «Ну, вы разметывайте адонье2, а мы приготовим ток». И стал он с апостолами готовить ток по-своему: не кладут они по одному снопу в ряд, а снопов по пяти, по шести, один на другой, и наклали, почитай, Целое пол-адонье. «Да вы, такие-сякие, совсем дела не знаете! — заругались на них хозяева. — Зачем наложили такие вороха?» — «Так кладут в нашей стороне; работа, знашь, от того спорее идет», — сказал Спаситель и^зажег иокладенные на току снопы. Хозяева ну кричать да.браниться, дескать, весь хлеб погубили! Ан погорела одна солома, зерно осталось цело и заблистало в большущих кучах крупное, чистое да такое золотистое!

Воротимшись в избу, сыновья-та и говорят отцу: так и так, батюшка, смолотили, дескать, пол-адонья. Куда! И не верит! Рассказали ему все как было; он еще пуще дивится: «Быть не может! От огня зерно пропадет!» Пошел сам поглядеть: зерно лежало большими кучами, да такое крупное, чистое, золотистое — на диво! Вот покормили странников, и остались они еще на одну ночь у мужика.

Наутро Спаситель с апостолами собирается в путь-дорогу, а мужик и гутарит: «Пособите нам еще денек-та!» — «Нет, хозяин, не проси; неколи, надыть идти на работу». А старшой хозяйский сын потихоньку и говорит отцу: «Не трожь их, бачка; незамай идут. Мы тапереча и сами знаем, как надыть молотить». Странники попрощались и ушли.

Вот мужик-то с детьми своими пошел на гумно3; взяли наклали снопов, да и зажгли: думают — сгорит солома, а зерно останется. Ан вышло не так: весь хлеб поняло огнем, да от снопов бросилось поломя на разные постройки; начался пожар, да такой страшной, что все догола и погорело!

 

1. Гутарить — говорить.

2. Адонье — нижний слой сена, соломы в клади; подстил под кладь.

3. Гумно — отгороженное место, где в особых постройках складывали сжатый хлеб; расчищенная площадка для молотьбы, ток.

 

Записано в Бобровском уезде Воронежской губернии.

Оставить комментарий:


 
If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 

Анонсы

1.06.2015:
№81 "Много лет спустя"

Сказка дня

Дружба

авно-давно — эвенки жили еще родами — в тайге бродили разбойники чангиты. Чангиты убивали всех мужчин, даже мальчиков. У охотника-эвенка Коевай родился тогда сын. Рос быстро, как сохатый, стал скоро богатырем. Раз он охотился в тайге. Видит диво: нетаежный человек прислонился к дереву, в руке палку держит. Из этой палки выскакивают огонь и дым. Вот с дерева, куда смотрела палка, свалилась рысь. Богатырь следил за новым человеком.

Узнать, что было дальше

Яндекс цитирования