Грех и покаяние

ила-была старуха, у ней были один сын и одна дочь. Жили они в превеликой бедности. Вот раз как-то пошел сын в чистое поле посмотреть на озимые всходы; вышел и осмотрелся кругом: стоит недалеча высокая гора, а на той горе на самом верху клубится густой дым. «Что за диво такое! — думает он. — Уж давно стоит эта гора, никогда не видал на ней и малого дыма, а теперича, вишь, какой густой поднялся! Дай пойду посмотрю на гору».

Вот полез па гору, а она была крутая-крутая! — насилу взобрался на самый верх. Смотрит — а там стоит большой котел, полон золота. «Это господь клад послал на нашу бедность!» — подумал парень, подошел к котлу, нагнулся и только хотел горсть набрать, как послышался голос: «Не смей брать этих денег, а то худо будет!» Оглянулся он назад — никого не видно, и думает: «Верно, мне почудилось!» Опять нагнулся и только хотел набрать горсть из котла, как послышались те же самые слова. «Что такое? — говорит он сам себе, — никого нет, а голос слышу!» Думал-думал и решился в третий раз пойти к котлу. Опять нагнулся за золотом, и опять раздался голос: «Тебе сказано — не смей трогать! А коли хочешь получить это золото, так ступай домой и сделай наперед грех с родной матерью, сестрою и кумою. Тогда и приходи: все золото твое будет!»

Воротился парень домой и крепко задумался. Мать и спрашивает: «Что с тобой? Ишь ты какой невеселый!» Пристала к нему и так и сяк подговаривается; сын не выдержал и признался про все, что с ним было. Старуха как услыхала, что оп нашел большой клад, с того самого часу и зачала в мыслях держать, как бы ухитриться, смутить сына да на грех навести. И в первый таки праздник позвала к себе куму, перемолвила с нею и с дочерью, и придумали они вместе напоить малого пьяным. Принесли вина и ну его потчевать; вот он выпил рюмку, выпил и другую, и третью, и напился до того, что совсем позабылся и сотворил грех со всеми тремя: с матерью, сестрою и кумою. Пьяному море по колено; а как проспался да вспомнил, какой грех-то сотворил, — так просто на свет не смотрел бы! «Ну что же, сынок! — говорит ему старуха, — о чем тебе печалиться? Ступай-ка на гору да таскай деньги в избу».

Собрался парень, взошел на гору, смотрит: золото стоит в котле нетронуто, так и блестит! «Куда мне девать это золото? Я бы теперь последнюю рубаху отдал, только б грехи забыть». И послышался голос: «Ну, что еще думаешь? Теперича не бойся, бери смело все золото — твое!» Тяжело вздохнул парень, горько заплакал, не взял ни одной копейки и пошел куда глаза глядят.

Идет себе да идет дорогою, и кто пи встретится — всякого спрашивает: не знает ли, как замолить ему грехи тяжкие? Нет, никто не может ему сказать, как замолить грехи тяжкие. И с страшного горя пустился он в разбой; всякого, кто только попадется навстречу, он допрашивает: как замолить ему перед богом свои грехи. И если пе скажет — тотчас убивает до смерти. Много загубил душ, загубил и мать, и сестру, и куму, и всего девяносто девять душ; а никто ему не сказал, как замолить грехи тяжкие.

И пошел он в темный дремучий лес, ходил-ходил и увидал избушку - такая малая, тесная, вся из дерну скла-дена; а в этой избушке спасался скитник. Вошел в избушку; скитник и спрашивает: «Откуда ты, добрый человек, и чего ищешь?» Разбойник рассказал ему. Скитник подумал и говорит: «Много за тобою грехов, не могу наложить на тебя эпитемью*!» — «Коли не наложишь на меня эпитимьи, так и тебе не миновать смерти; я загубил девяносто девять душ, а с тобою ровно будет сто».

Убил скитника и пошел дальше. Шел-шел и добрался до такого места, где спасался другой скитник, и рассказал ему про все. «Хорошо, — говорит скитник, — я наложу на тебя эпитимью, только можешь ли ты снести?» — «Что знаешь, то и приказывай, хоть каменья грызть зубами — и то стану делать!»

Взял скитник горелую головешку, повел разбойника на высокую гору, вырыл там яму и закопал в ней головешку. «Видишь, — спрашивает он, — озеро?» А озеро-то было внизу горы, с полверсты эдак. «Вижу», — говорит разбойник. «Ну, ползай же к этому озеру на коленках, носи оттудова ртом воду и поливай это самое место, где зарыта горелая головешка, и до тех таки пор поливай, покудова не пустит она отростков и не вырастет от нее яблоня. Вот когда вырастет от нее яблоня, зацветет да принесет сто яблоков, а ты тряхнешь ее и все яблоки упадут с дерева наземь, тогда знай, что господь простил тебе все твои грехи».

Сказал и пошел в свою келью спасаться по-прежнему. А разбойник стал на колена, пополз к озеру и набрал в рот воды, взлез на гору, полил головешку и опять пополз за водою.

Долго, долго эдак он потрудился; прошло целых тридцать лет — и пробил он коленками гору, по которой ползал, в пояс глубины, и дала головешка отросток. Прошло еще семь лет — и выросла яблоня, расцвела и принесла сто яблоков. Тогда пришел к разбойнику скитник и увидел его худого да тощего: одни кости! «Ну, брат, тряси теперь яблоню». Тряхнул он дерево, и сразу осыпались все до единого яблоки; в ту ж минуту и сам он помер. Скитник вырыл яму и предал его земле честно.

 

*Эпите́мье — епитимия, церковное наказание в виде поста, длительных молитв и т. п.

 

Из собрания В. И. Даля.

Оставить комментарий:


 
If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 

Анонсы

1.06.2015:
№81 "Много лет спустя"

Сказка дня

Дружба

авно-давно — эвенки жили еще родами — в тайге бродили разбойники чангиты. Чангиты убивали всех мужчин, даже мальчиков. У охотника-эвенка Коевай родился тогда сын. Рос быстро, как сохатый, стал скоро богатырем. Раз он охотился в тайге. Видит диво: нетаежный человек прислонился к дереву, в руке палку держит. Из этой палки выскакивают огонь и дым. Вот с дерева, куда смотрела палка, свалилась рысь. Богатырь следил за новым человеком.

Узнать, что было дальше

Яндекс цитирования