Поминки

от жил-был помещик, и такой грабитель — никакой крестьянам пощады он не давал! И у этого помещика был племянник. Ну, сколь он ни жил, крестьян ни грабил, помер этот помещик. Осталось у него капиталу, масса денег у этого помещика. Как племянник его схоронил, ну все единственно: хошь он его схоронил, он им спокою не дает. Кажну ночь ходит, стукат, брякат. Так что племянник вышел из этого дома, боится. Забил этот дом, закрыл.

В одно время у племянника случился какой-то бал, именины. И шел солдат со службы (уволился со службы домой) , и заходит к этому, просится ночевать, к племяннику. «Да я бы вас пустил, служивый, да у меня седни будут гости, негде. И своего народу у меня будет много». — «Да где-нибудь, отдельного флигелька нет ли у вас?» — «Да нет же, все заняты». — «А пошто у вас все заняты? Вон, напротив, кака хоромина стоит пустая!» — «В этой хоромине ничо ты, служивый, не ночуешь, мы сами из нее выкоче-вали: она шибко пугат». — «А я не боюсь, что пугат. Етого пуганья я не понимаю». — «Ну так, служивый, не жалуйся на меня! Я объясняю, что тут наш дядя, помещик, каж-пую ночь ходит закованной, стучит, бренчит. Я так думаю, что ты живой не уйдешь». — «Я сказал, что не боюсь!» — «Ну, ковды не боишься, на ключи, ночуй! А вы унесите ему туды поисти».

Так как пошел солдат, накушался, поужнал, ложится спокойно спать. Слышит в ночное время — идет стукоток, брякоток. Стукат, брякат в избе этой. Служивый спра-шиват: «Кто тут пришел?» — «Я — сам хозяин избе, этому Дому».

Как встал служивый, зажег огня, воздал ему честь. «Вот, служивый, сколь тебя годов жду, едва дождался. Вот что, служивый, я вас прошу. Как вы пришли в мой дом — не боялись, и похороните меня. Я уж замотался ходить скованный, весь связанный. Меня хошь племянник похоронил, да мать — сыра земля не примат. А потому не примат, что вышел я капитал свой распределить. У меня денег полон чулан лежит. Я сознаю: у меня капитал не трудами нажит... Крестьянской капитал. А вот что, служивый: вот похорони меня и мой капитал раздай по всем бедным — и себе его грошу не бери». — «Слушаю ваше приказание!» — «Вот дарю я тебе мой перстень. Мой перстень и по синодам известен, и по разным магазинам. И я тебе даю его в знак памяти. И потом, как ты меня похоронишь, из этого капитала ни на синь волос не тронь. А вот в переднем углу, в подполке, шкатулочка, туе шкатулочку тебе за труды хватит. В ней большие тысячи лежат. Те, по крайности, тру-довы. А эти, как у меня набраты с крестьян, так и отдай по крестьянам».

И сел, ему своей рукой записку написал помещик.

Распростился солдат с помещиком и лег спать. Поутру солдат переночевал и идет в тот дом завтракать к племяннику. Племяш ужахнулся, что жив. Солдат объяснят, что вот доверенность мне дал ваш дядя — похоронить его. Так, короче сказать, похоронил солдат помещика.

Как похоронил солдат помещика, а племяннику стало жалко, что солдат будет управляться над дядиным капиталом. Как племяш поехал к разным попам, генералам да по начальству, объяснят это дело: что вот солдат явился участником в этом деле. «Ну, какой тебе шут ему давать? Ты вот лучше сделай троеденной обед, да мы к тебе соберемся да покартежим, да побеседуем, помянем его, а остатки тебе — это духовенство, начальники ему советуют, — а солдат, кто тут пришел?»

Так приезжат племяш домой, начинают пекчи, варить; заготовка вечера в его дому, в помещиковом, — а солдат тут же стоит, молчит. Так что приготовили все к вечеру. Ждут гостей: вот-вот съезжаться будут. Съехались гости. Только что уселись пировать, а солдат стоит на одной половичке, не садится с ними, не закусыват и не выпиват. Не вникает в их дело.

Беседуют, закусывают и разговор ведут: «Вот-то любо устроил; по крайности, побеседуем, помянем!»

Вдруг слышат: идет помещик в дом к себе опять. Те даже за столом омертвели — сидят гости. Помещик приходит прямо к солдату: «Я тебе как говорил? Ты зачем не исполняешь?» — «Ах, барин, воля не моя! Не дают мне тут воли в твоем капитале!»

Как идет помещик в свой старый заветный подвал, и солдата с собой ведет, и из подвалу несет свой старый га-мерный стол и ставит его через залу. Потом с солдатом идут круг этого стола, ставят стулья. И потом помещик садит за стол первым долгом попов, племянника также и советников племяшовых, кто советовал, а посторонних лиц — кто так, без совету, пришел — помещик распорядился: «Выйдите отцель! А ты, солдат, как стоял на которой половичке, так и встань на нее!»

Как помещик подходит к столу, ударил своей рукой могучей по столу, — провалился стол этот и с попами, и племяшом, и с советниками в тартарары.

А солдат как стоял на одной половичке, так и остался, не провалился. Товда и помещик распростился с солдатом, ушел на спокой, а солдат определять капитал стал, как помещик велел.

Определил капитал, шкатулку взял и пошел в свое царство.

 

Оригинальное название — «Солдат и мертвец-помещик».

Записано от Н. О. Винокуровой.

Комментарии:

Оставить комментарий:


 
If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 

Анонсы

1.06.2015:
№81 "Много лет спустя"

Сказка дня

Каменный цветок

е одни мраморски на славе были по каменному-то делу. Тоже и в наших заводах, сказывают, это мастерство имели. Та только различка, что наши больше с малахитом вожгались, как его было довольно, и сорт — выше нет. Вот из этого малахиту и выделывали подходяще. Такие, слышь-ко, штучки, что диву дашься: как ему помогло. Был в ту пору мастер Прокопьич. По этим делам первый. Лучше его никто не мог. В пожилых годах был. Вот барин и велел приказчику поставить к этому Прокопьичу парнишек на выучку.

Узнать, что было дальше

Яндекс цитирования